06:17 

Котомытарства

Leur
На самом деле Кота зовут Самурай.
Говоря откровенно, я не совсем сейчас честна: как зовут Кота "на самом деле", с его, котовьей, точки зрения, лично я понятия не имею. Знаю только, что ноябрьским днем, когда он, маленький и дрожащий, пытался найти укрытие у меня под свитером, я окрестила его Самураем ("САМец и МУРлыка" – как я объясняла позже); и знаю еще, что дома эта кличка используется крайне редко, отдавая свои позиции более простому "Сема", возмущенному "Кот" и предельно возмущенному "Ссскотина".
Впрочем, отказать Коту в исконном японском мужестве никак нельзя; однако, истинным самураем Кот становится лишь в особо тяжелые моменты безмятежного котовьего существования.

Мыться Кот любит настолько, что стоит мне задумать принять ванну – как я непременно обнаружу в ней деловито рассекающего волны Кота, а любая попытка помыть пол неизменно заканчивается художественным прыжком рыжей скотины в самый центр заполненного водой тазика. В тазу или в ванне он плещется до полного скончания своих сил и моего самообладания, после чего бывает извлечен на сушу запрещенными приемами, а я – сама с ног до головы мокрая, с шампунем на голове, судорожно пытаюсь высушить густую и длинную кошачью шерсть.
Если мыться Кот любит, то сушиться – ненавидит, но связать эти два события кошачье сознание пока не в состоянии. Поэтому любая подобная выходка заканчивается настоящим цирком на воде в замкнутом пространстве – до сих пор не могу понять, как мы с этой радостью ни разу не затопили соседей.
"Ты, Коварный Дракон с Огненным Дыханием, Подлый и Напрасно Уверенный В Себе Фен! Я вызываю тебя на дуэль, Чудовище! Я не позволю вашему брату угрожать благополучию нашего Великого Кошачьего Племени! - яростно орет Кот, мужественно забившись под ванну. Я бегаю вокруг, судорожно пытаясь одновременно вытереть себя, дабы не плодить болото, и заклинить дверь, чтобы в болото не превратилась вся квартира. – Сейчас я вылезу отсюда и покажу тебе, как готовят Вискас!"
"Покажи", - согласно шипит Фен, пока я мучительно пытаюсь извлечь Кота хотя бы за хвост. Кот упрямо забивается все глубже, переползает в тазик, где старается забиться под водопроводные трубы и слиться с окружающей средой ("Первый мяук в современной маскировке, - горделиво зыркая глазищами, объясняет Кот. – Ты меня совсем-совсем не видишь!"), - а потом вдруг совершает коварный выпад, походя кусает меня за палец и вгрызается зубами в хрупкие драконьи внутренности.
Я визжу, Фен жалобно пищит и соглашается признать себя побежденным – Кот задел лапой кнопку включения.
Рыжая скотина горделиво задирает усы, лапой открывает дверь – после чего хватает зубами драконий хвост и тащит поверженную добычу в логово. Драконий хвост, однако, сопротивляется – коварное чудовище успело заблокировать себя в узком белом пластмассовом ущелье. Кот возмущенно ревет и бросается в атаку. Если понадобится, он перегрызет хвост зубами! – кажется, он всерьез намеревается победить дракона или героически пасть на поле битвы.
"С хвостом – или смывайте меня в унитаз!" – горят его желтые глаза – единственное яркое пятно на серо-мокром тщедушном тельце, бережно обмотанном мокрой шерстью. Унитаза Кот боится.
К счастью для дракона, я вспоминаю наконец, что являюсь не кем-нибудь, но Хомо Сапиенсом, Повелителем Котов и Драконов, и после непродолжительной борьбы на мокром полу с мокрым котом сама вновь становлюсь мокрой – но все-таки отбираю Фен.
На меня Кот не шипит: я обладаю сверхсовременным воспитательным орудием с кодовым названием "Тапок".
Так Кот бывает водворен обратно в ванную, зафиксирован на унитазе и принудительно высушен – всякий раз, когда мне приходится работать кошачьим стилистом, я в ужасе думаю: эта скотина до сих пор растет, а я давно уже нет, и дополнительным трем рукам во мне взяться неоткуда!..
Но здесь, побежденный Феном (определенно пользующимся моим особым расположением), Кот все еще не сдается. Он меняет тактику и применяет план Б: сжимается в клубок, не позволяя высушить пушистое пузо, а сам смотрит на меня большими несчастным глазами Маленького и Беззащитного Котеночка, Лишенного Злыми Людьми Всех Кошачьих Радостей Жизни.
Не знаю, откуда это чудовище столь хорошо разбирается в человеческой психологии, но от этого взгляда у меня в самом деле екает сердце – а ему того и надо: единым слитным прыжком он, небрежно топчась по моему банному полотенцу, забирается на стиральную машину, зубами тянет за ручку двери – и бывает таков.
Как слон топочет он своими Ужасно Мокрыми Лапами по только что помытому полу, распространяя Ужасно Большие Лужи, запрыгивает на только что вычищенный диван и укладывается своим Ужасно Мокрым Пузом и Ужасно Мокрой Головой на мою любимую подушку.
Обычно это бывает уже слишком. Я издаю гневный вопль, хватаю его поперек туловища (Ужасно Мокрая Шерсть облепляет домашнюю футболку) и, оскальзываясь на Ужасно Мокрых Полах, волоку обратно в ванную, где подпираю входную дверь стиральной машиной (русская женщина и в горящую избу, и коня на скаку…) и, бешено вращая глазами, подступаю к Коту с включенным Феном. Кот обреченно прижимается к унитазному бачку и наконец-то поступает как Самурай: готовится к героической гибели.
С облегченным вздохом я разбираю густую кошачью шерсть, пахнущую шампунем и Очень Злым Котом. К окончанию процедуры у меня отваливаются руки: вес Кота шесть килограммов, из него очевидно треть – это шерсть, а высушить два килограмма сопротивляющейся шерсти – это вам не Вискас жрать, да, Кот?
По закону подлости именно в тот момент, когда идеально вычесанный и немного избитый в процессе сопротивления Кот бывает выпущен на Ужасно Мокрую свободу, в доме появляются незваные гости и мама, застывшая на пороге немым ошарашенным памятником моей погибшей репутации.
Немая сцена. Кот искренне счастлив: он сидит в отмытой ванне, распространяя по белому акрилу длинные рыжие шерстинки, и мстительно грызет Фен.

Может показаться, что Кот – бессовестная скотина, недостойная жизни. В чем-то это отдаленно напоминает правду, хотя, если немного отвлечься от моих мытарств (перед гостями пришлось долго извиняться, срочно замывать полы, а маму удабривать блинами с брусничным вареньем), его художества вполне объяснимы. Да, бывают коты, которые любят воду – и не так уж это и плохо, потому что в противном случае приключением становилась бы попытка его помыть: а нашего Кота мыть приходится довольно часто, потому что у него есть отвратительная привычка размазывать по себе корм вперемешку с наполнителем, что он регулярно – примерно раз в две недели – и совершает.
И конечно, почти все коты в доме чего-нибудь боятся: видимо, это часть их капризной природы, мечтающая о приключениях. Наиболее частые объекты кошачьей ненависти – фен и пылесос.
Так что в общем-то, Кот – просто излишне активный чудик. Принимая это во внимание, нам уже пришлось вделать в дверь туалета запор и привыкнуть во время мытья полов обязательно запирать Кота, а во время приема ванны – выставлять наружу его лоток и запираться самим. Не такие уж большие жертвы, если задуматься. Зато он почти не дерет диваны и почти не прыгает на шторы с тех пор, как вышел из совсем уж юного возраста.
На самом деле, Кот во всем отвечает ожиданиям нашей семьи. До того, как он у нас завелся, папа выдвигал три критерия идеального кота: Кот не должен лежать на его кровати и запрыгивать на колени без предварительного мяука, но должен ужасно радоваться, если ему, папе, придет в голову с Котом поиграть. У мамы критериев было два: Кот должен смирно лежать на коленях, когда его зовут, а также быть активным и шкодливым геморроем (в свете моего скорейшего отъезда последнее имеет особый смысл: Кот явно должен будет предоставлять родителям весь тот букет впечатлений, что раньше лежал на моих плечах).
У меня критериев было много: Кот должен быть милой няшей, толстой и пушистой диванной подушкой, умным собеседником, способным пережить мои аористовые и плюсквамперфектные излияния, обладать встроенным мурчальником повышенной громкости, соглашаться мыться и не гадить в тапки.
Все это в Коте есть.
Вот только папа забыл пожелать, чтобы "предварительный мяук" не раздавался глубокой ночью, мама совсем не подумала ограничить пределы геморроистости Кота, а я… я, увы, никак не могла ожидать от "милой няши" столь извращенных проявлений интеллекта.
За чуть более чем полгода жизни в нашем доме Кот успел научиться:
- включать воду во всех раковинах дома, долго сидеть внутри, подставляя под струю то одну, то другую лапу, потом презрительно фыркать, выключать воду и уходить. В силу резко возросших чисел в счетах за водоснабжение пришлось принять контрмеры: на ночь фиксировать краны сложной запорной системой: принцип ее действия лично я поняла далеко не с первого раза;
- открывать двери с нормально установленными ручками. К счастью, наш дом проектировали ненормальные люди, поэтому чтобы открыть дверь, ручку нужно не опустить, а поднять – и мы со страхом ждем момента, когда кот это поймет;
- целенаправленно наносить наполнитель в тапки. По сторонам он его не раскидывает, разве что прямо рядом с лотком и без злого умысла, но принести в тапок – его святая обязанность;
- включать и выключать стиральную машину. Хорошо еще, что пока не запрется дверь, умная техника отказывается включаться;
- выключать свет в туалете. Включать пока не научился;
- допрыгивать до дверного глазка. Никакой специфической гадости в этом не крылось бы, если бы Кот не начинал прыгать на дверь в тот самый момент, когда кто-то проворачивает в замке ключ;
- понимать, что компьютерная мышь наверняка не просто так называется мышью;
- и, наконец, - виртуозно выпрашивать еду и взывать к моему состраданию.
Последнее достойно отдельного разговора.

На этой неделе с котиком случилась невеликая беда: он проглотил слишком большой комок шерсти и никак не мог вывести ее из организма, хотя добрых три приема пищи очень и очень старался. Коту было велено дать соответствующее средство – благо, они существуют, - и некоторое время кормить его "натуральной пищей", то есть специфическим блюдом "кошачьей кашей".
Проникнувшись печальной судьбой любимца (Кот, надо сказать, абсолютно не страдал – по крайней мере, когда я открыла входную дверь, он привычно вцепился мне в грудь), я купила ему двух симпатичных селедок, заглядывавших мне в душу своими печальными пустыми глазницами, и приступила к приготовлению кашки.
На варку риса Кот, конечно, совершенно не реагировал. Зато процесс разделки селедки довел его до натурального кошачьего экстаза. Он ходил вокруг меня, жужжа встроенным мурчальником, как мартовский Карлссон над ухом Фрекен Бокк, терся об мои ноги, обнимал меня лапами, едва не целовал мои тапочки в надежде на получение подачки. Мои объяснения, что рыба и так вся ему, но позже, были высочайше проигнорированы.
"Как так – позже?! – возопил возмущенный Кот. – Никак нельзя позже! Ты что, глупая хозяйка, не видишь – Я Умираю с Голоду!"
Он ходил вокруг меня, стеная и жалуясь, что совершенно не представляет, как сумеет дожить до ужина без этой замечательной рыбы, и если он немедленно погибнет от истощения (лоснящиеся бока и несколько свисающее пузо были искусно замаскированы густой шерстью) – это будет моя и только моя вина.
Я была неумолима.
Наконец, Кот понял, что его хозяйка – бессовестная и бессердечная личность, которой безразлична судьба самого замечательного Кота во вселенной, несильно цапнул меня за ногу, выразив тем самым свое Крайнее Неудовольствие, и, горделиво задрав хвост, ушел на подоконник. Там он сидел, надувшись, добрых полчаса, повернувшись ко мне спиной и всем видом показывая, что больше не хочет иметь со мной никаких дел.
Рыба тем временем была окончательно разделана, подверглась суровой нарезке, сварена в небольшой кастрюле и смешана с рисом. Не слишком аппетитная композиция замерла на столе, а я спешила поскорее выкинуть рыбьи очистки: не дай Кошачьи Звезды залезет и начнет грызть рыбьи кости!
Кот воспринял мои попытки избавить его напасти превратно: "Как?! Мою рыбу?! Уносишь?!" – возопили его отчаянно-желтые глаза, в то время как лапы вцепились в мою ногу, умоляя одуматься.
"У тебя что – появилась Другая Кошка?! Ты несешь ей Мою Еду?!" – орал Кот, демонстрируя, что вот-вот скончается то ли от инфаркта, то ли от истощения.
К счастью, в области отцепления Кота от ноги у меня был немалый опыт. Кот был оставлен в одиночестве, стенающий и отчаянно орущий. Мне было его не жаль: даже сквозь джинсу он умудрился меня поцарапать.
Когда я вернулась, Кот вновь сидел спиной ко мне на подоконнике и всячески на меня дулся. Надо отметить, он повел себя как гордый Самурай: на кухонный стол за рыбой не полез, хотя был вполне в состоянии на него запрыгнуть.
Весь вечер я пыталась подлизаться к Коту, не используя запрещенных методов, то есть – внеплановую кормежку (хотя была уверена, что за полпачки корма Кот продаст не то что свои показательные обиды, но и собственный хвост). Бантик был высочайше проигнорирован. Щетка подверглась приступу агрессии и была бы разгрызена, если бы не моя своевременная реакция. Попытка погладить привела к уходу Кота в тазик, из которого я не стала его вытаскивать.
Кот был обижен на меня и на весь мир.
Наконец, наступил час Х – кошачий ужин. С немалым облегчением я положила в миску кашу и выставила перед носом Кота.
Кот смотрел на меня с недоумением: "Мне – это гадость?!"
"Ты же так хотел", - приподняла брови я.
"Я заблуждался", - величественно ответил Кот.
И отошел от миски, даже не притронувшись к рыбе, симпатично выглядывающей из рисовой каши.
В наказание за вредность и внезапно выявленные наклонности гурмана Кот был лишен своей законной порции сухого корма на ночь.
Утром миска была пуста, а Кот вновь любил меня всей душой и даже согласился есть мою Отвратительную Кашу. Все-таки зря говорят, что кошачья любовь покупается. Лично я уже не сомневаюсь: это коты покупают нас с потрохами, причем – по дешевке.

@темы: бытовые чудеса

URL
Комментарии
2012-08-03 в 08:58 

Lienin
Крыша с глумливым гиканьем умчалась в заоблачные дали, унося за собой весь верхний этаж.©
Ахаха))) Самурай прекрасен. а ты - самоотверженная хозяйка, которой надо поставить памятник. =)))

2012-08-03 в 11:27 

Leur
Вот неправда, не надо мне памятник... памятник надо коту... желательно кота самого в памятник... с функцией разморозки по желанию владелицы и заморозки за плохое поведение!.. Он сегодня опять в ванну нырнул, сссскотина :(

URL
2012-08-03 в 13:51 

Lienin
Крыша с глумливым гиканьем умчалась в заоблачные дали, унося за собой весь верхний этаж.©
Leur,
И будет у тебя кот как Хэн Соло в 6 эпизоде)))
А дверь не пробовала в ванну закрывать, когда моешься?

   

Записки на салфетках

главная